24 сентября 2012
7005

5. Участие России в Киотских механизмах

Ключи от конференции оказались в руках небольшой группы
государств, Секретариата и руководящих органов РКИК[1]

Т. Авдеева


Как пишет Т. Авдеева, "Вне всякого сомнения, Копенгагенская конференция войдет в историю как важная веха в переговорном климатическом процессе. Этот форум оказался беспрецедентным как по числу участников (заявки на аккредитацию подали более 40 тыс. человек), так и по уровню представительства в нем приняли участие 115 глав государств и правительств.

На наш взгляд, отбросив эмоции и трезво оценив обстановку, можно констатировать следующее:

1. Итоги климатической конференции в Копенгагене отражают "момент истины" в нынешних подходах мирового сообщества к проблеме изменений климата. Осознавая важность проблемы, страны не готовы ради нее ставить на карту свои экономические приоритеты.

2. Киотский режим отжил свое, и на повестку дня выходит задача выработать новое международное соглашение по климату, которое было бы универсальным по числу участников, всеобъемлющим по охвату, амбициозным по целям и справедливым с точки зрения возможностей государств.

3. Международные климатические переговоры, начавшись как реакция политиков на выявленную учеными проблему изменений климата, сегодня неизмеримо далеко отошли от своей научной основы, отягощены политическими спекуляциями и по своей сути представляют собой переговоры о создании нового мирового экономического порядка под предлогом (пусть даже и обоснованным) изменений климата. Климатический переговорный процесс - это лишь одна из ветвей переговорного процесса о балансе сил в мировой экономической системе, куда составными частями входят такие вопросы, как стратегия развития мировой энергетики, перераспределение финансовых потоков, приоритеты в инвестиционной деятельности, ориентиры технологического роста и др. Конференция еще раз продемонстрировала общий вектор сокращения углеродоемкости мировой промышленности и энергетики.

4. Особенности принятия Копенгагенского соглашения в последние часы конференции и его весьма специфический правовой статус показали растущие трудности ООН в достижении консенсуса по климатической проблематике. Причины трудности поиска общего знаменателя среди 193 стран, недостаточная работа по заблаговременному согласованию позиций, перегруженность повестки дня, нарушения процедурного характера. Много поводов для раздумий вызывает и то, что на фоне многодневных (а в реальности многолетних) дискуссий в рабочих группах ключи от конференции оказались в руках небольшой группы государств, Секретариата и руководящих органов РКИК. В этой связи многие эксперты предвидят после Копенгагена смещение главного вектора климатических переговоров в более узкие многосторонние и двусторонние форматы BASIC, США+BASIC, BASIC+"Группа 77", "G8", "G20", двусторонние контакты США и Китая, США и ЕС и др. Можно предвидеть вычленение отдельных крупных вопросов климатической повестки дня (например, лесной тематики, вопросов финансирования, предотвращения и адаптации, взаимосвязи торговли и климата, транспорта и климата и др.) в самостоятельные переговорные процессы. Выдвигаются идеи создать специализированное агентство ООН по климату для лучшей координации климатических переговоров.

Будем откровенны: от Копенгагена "судьбоносных" решений и не ждали. Слишком велики были разногласия между государствами как с момента принятия "Балийской дорожной карты", так и задолго до нее"[2].

Россия в соответствии с Киотским протоколом не должна превысить в среднем за 2008-2012 гг. уровень выбросов 1990 года. По всем прогнозам наше государство выполнит возложенные на него количественные обязательства, при этом у России еще и останется избыток квот для продажи.

Большинство других стран Приложения I к РКИК, скорее всего, столкнется с невозможностью выполнения своих количественных обязательств по снижению выбросов парниковых газов. Повышение энергоэффективности и снижение карбоноемкости производства на предприятиях промышленно развитых стран в настоящее время представляется либо дорогостоящим, либо вовсе невозможным из-за отсутствия в современном мире более совершенных технологий.

В свою очередь на многих российских предприятиях до сих пор применяются старые энергоемкие технологии и оборудование. В настоящее время, как уже отмечалось, энергоемкость экономики России превышает среднемировой показатель в 2,3 раза, а средний показатель для стран ЕС - в 3,2 раза.

Потенциал энергосбережения в России оценивается в 39-47% текущего потребления энергии, из них две трети приходится на топливно-энергетический комплекс и энергоемкие отрасли промышленности, и около четверти - на жилищно-коммунальное хозяйство.

Это приведет к тому, что промышленно развитые страны, например, Япония или страны ЕС, будут заинтересованы в покупке квот у России через рыночные механизмы Киотского протокола, что также позволит им снизить издержки при соблюдении своих обязательств.

В качестве потенциального донора квот Россия может участвовать в механизме торговли выбросами и проектах совместного осуществления (ПСО). Оба механизма осуществляются между промышленно развитыми странами и странами с переходной экономикой, у которых есть количественные обязательства по Киотскому протоколу. Однако отдельные российские предприятия могут участвовать только в проектно-ориентированном механизме совместного осуществления, поскольку торговля квотами происходит непосредственно между странами-участниками Протокола.

Для полноправного участия в механизмах Киотского протокола, в том числе в проектах совместного осуществления, страна должна соответствовать международным требованиям или так называемым критериям приемлемости, выполнение которых необходимо защитить перед международным сообществом в лице Секретариата РКИК ООН. В зависимости от соответствия Стороны всем этим критериям, определяют, по какому варианту будет проходить процедура реализации ПСО в стране - "Track 1" или "Track 2"[3].

В случае "Track 1", когда выполнены все критерии приемлемости, принимающая сторона не обращается за решением о признании проектов к международному Наблюдательному комитету за совместным осуществлением (НКСО), а использует свои национальные процедуры отбора проектов и оценки сокращения выбросов по ним. То есть Сторона может самостоятельно принимать решения и определять правила проверки (верификации) единиц сокращений выбросов, получаемых в результате реализации ПСО.

В случае "Track 2" принимающая сторона должна следовать международным процедурам для ПСО, которые определяет и отслеживает НКСО. Второй вариант регистрации и реализации проектов сильно бюрократизирован и требует значительных временных затрат на прохождение всех указанных инстанций. Следует отметить, что страна, которая отвечает требованиям "Track 1", может в любой момент выбрать второй вариант, если она того пожелает.

В настоящее время Россия выполнила все критерии приемлемости для допуска к реализации ПСО по первому варианту - "Track 1" (См. Приложение 2: "Критерии приемлемости и статус их выполнения Российской Федерацией". - Ю.Р.).

ПСО, регулируемые Статьей 6 Киотского протокола, дают возможность осуществлять инвестиционные проекты, направленные на сокращение антропогенных выбросов и/или увеличение абсорбции парниковых газов, между промышленно развитыми странами и странами с переходной экономикой, у которых есть конкретные количественные обязательства по Киотскому протоколу (Стороны Приложения I к РКИК). Одна из стран Приложения в таком случае будет выступать в роли инвестора, а другая в роли принимающей Стороны. После реализации проекта, страна-инвестор получает образовавшиеся в результате единицы сокращения выбросов (ЕСВ). В реализации ПСО могут участвовать также отдельные компании.

ПСО отличаются от обычных инвестиционных проектов тем, что они должны проходить определенную процедуру проверки (верификации) полученных в результате сокращений выбросов и соответствовать "принципу дополнительности": для выполнения своих обязательств по Киотскому протоколу страны Приложения I осуществляют различные внутренние меры, направленные на снижение антропогенных выбросов и/или увеличение абсорбции парниковых газов, поэтому реализация ПСО может быть только дополнением к ним и приводить только к дополнительным сокращениям выбросов, которые не могли бы произойти без данного проекта.

Схема ПСО весьма привлекательна для российских компаний тем, что она дает возможность привлечь дополнительные иностранные инвестиции для повышения энергоэффективности производства взамен на единицы сокращения выбросов. Иностранные инвесторы охотно вкладывают средства в реализацию проектов на территории Российской Федерации, потому что это позволяет им достичь наибольшего снижения выбросов на единицу вложенных средств. Тем более, что у российских предприятий из-за изношенности оборудования больше возможностей для повышения энергоэффективности производства и как следствие - снижения выбросов, чем у западных. По оценкам экспертов, ПСО могут принести России свыше 1,5 млрд евро дополнительных инвестиций[4].

Еще одним плюсом ПСО для России является то, что они не будут вытеснять другие инвестиции в энергоэффективность, а, наоборот, будут их дополнять. Кроме этого, утечка инвестиционных ресурсов в случае реализации ПСО минимальна, поскольку инвестиции направляются целевым образом, а результат тщательно отслеживается и контролируется.

Российский реестр углеродных единиц, представляет собой стандартизированную электронную базу данных, которая фиксирует все операции, связанные с углеродными единицами: введение в обращение, хранение, передачу, приобретение, аннулирование и изъятие из обращения.

В Российском реестре, как и в реестрах других стран, созданы счета для проведения операций с углеродными единицами. Счета могут принадлежать как физическим, так и юридическим лицам.

В сети Интернет размещен общедоступный сайт Реестра (www.carbonunitsregistry.ru) и электронная база данных. Общественность может посредством Интернета узнавать информацию о владельце, виде счета, периоде обязательств, текущих ПСО и о количественных изменениях в национальных выбросах. Администратором реестра в соответствии с Распоряжением Правительства РФ от 15 декабря 2006 г. N 1741-р назначен ФГУП ФЦГС "Экология"[5].

Российская национальная процедура реализации ПСО по "Track 1" была утверждена постановлением Правительства РФ N 332 от 28 мая 2007 г., в соответствии с которым координационным центром по подготовке к утверждению российских проектов назначено Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации (МЭРТ). В конце 2007 - начале 2008 гг. МЭР принял ряд дополнительных приказов, тем самым завершив процесс формирования нормативно-правовой базы, необходимой для утверждения и реализации ПСО в России.

Российской Федерацией установлен лимит объема сокращения выбросов и/или абсорбции парниковых газов, который может быть реализован через ПСО в 2008- 2012 гг. (300 млн т СО2-эквивалента), а также его секторальное распределение:

- энергетика - 205 млн т;

- промышленные процессы - 25 млн т;

- использование растворителей и других продуктов - 5 млн т;

- сельское хозяйство - 30 млн т;

- сектор обращения с отходами - 15 млн т;

- землепользование, изменение в землепользовании и лесное хозяйство - 20 млн т.

Приоритет отдан энергетическому сектору, поскольку проекты в области энергоэффективности и энергосбережения, а также проекты, в результате которых осуществляется переход на экологически более чистые источники энергии, являются наиболее привлекательными и перспективными для России. Около 70% суммарного объема сокращений выбросов парниковых газов в 2008-2012 гг. будет приходиться именно на проекты в сфере энергетики. Пока по всем российским проектам, которые зарегистрированы на сайте НКСО, предполагаемый суммарный объем сокращений выбросов за первый период действия Киотского протокола не превышает 130 млн т СО2-эквивалента, т.е. менее половины от установленного Россией лимита. Вместе с тем, предусматривается возможность перераспределения лимитов по секторам в случае отсутствия заявок или недостаточного объема сокращений по проектам в одном или нескольких секторах.

В начале 2008 г. была создана специальная Комиссия по рассмотрению заявок об утверждении проектов, осуществляемых в соответствии со статьей 6 Киотского протокола к РКИК ООН, под председательством заместителя министра экономического развития и торговли К. Андросова Состав комиссии утвержден Приказом МЭРа от 1 февраля 2008 г. N 21, в соответствии с которым в нее вошли представители данного министерства и других федеральных министерств и ведомств: Министерства промышленности и энергетики РФ, Министерства природных ресурсов РФ, Министерства регионального развития РФ и Росгидромета.

Комиссия уполномочена:

- рассматривать проектные заявки;

- осуществлять отбор независимых экспертных организаций;

- готовить предложения о назначении соответствующего уполномоченного органа по каждому проекту;

- рассматривать вопрос о секторальном перераспределении лимитов величины сокращения выбросов парниковых газов;

- утверждать целевые показатели эффективности проектов и их предельных значений.

Первое заседание комиссии состоялось 21 февраля 2008 г., в ходе которого были подготовлены предложения по перечню независимых экспертных организаций, определены требования к экспертному заключению, рассмотрен вопрос о значениях целевых показателей эффективности проектов и другие вопросы[6]. Также, в соответствии с решением Комиссии, заявки по российским проектам совместного осуществления МЭР начинал принимать с 10 марта 2008 г.

К марту 2008 г. на общедоступном сайте НКСО было размещено для просмотра 115 проектов совместного осуществления, из которых 61 проект был разработан на территории России. Суммарный объем ЕСВ, который предполагается получить при реализации всех зарегистрированных российских проектов, составляет 126,3 млн тонн СО2-эквивалента (т.е. меньше половины от установленного Россией лимита). При цене 10 евро за 1 т СО2 эти проекты смогут принести России более 1,2 млрд евро дополнительных инвестиций. По отдельным проектам за счет "киотской" составляющей предполагается привлечь от 700 тыс. до 250 млн евро в зависимости от типа конкретного проекта и его масштабов[7].

Проектная деятельность охватывает 39 российских регионов. Наибольшее количество ПСО разрабатывается на территории Центрального (29%) и Северо-Западного (26%) Федеральных округов, третье место занимает Приволжский ФО (15%), а четвертое поделили между собой Южный и Сибирский Федеральные округа, на которые приходится по 10% от общего количества российских проектов[8].

На секторальном уровне лидером по количеству разрабатываемых проектов, так же как и по потенциалу применения механизма ПСО, является энергетический сектор. К энергетическим проектам относятся такие проекты, которые касаются - независимо от того, в каких отраслях экономики это происходит, - сжигания всех видов топлива, а также процессов, приводящих к утечкам и технологическим выбросам топливных продуктов в атмосферу.

Б?льшая часть российских ПСО, разрабатываемых в энергетическом секторе, - это проекты по переходу на более экологически чистый вид топлива, применение которого приводит к снижению выбросов парниковых газов. Это может быть использование природного газа или древесных отходов взамен угля или мазута. Такие проекты предусматривают модернизацию котельного оборудования, что само по себе приводит к существенному повышению эффективности использования энергии и, как следствие, снижению выбросов парниковых газов.

Для российских предприятий, в особенности в секторе ЖКХ, большой интерес представляют проекты по замене "грязного" угольного и мазутного топлива на экологически нейтральное в рамках Киотского протокола биотопливо (выбросы парниковых газов при сжигании возобновляемых энергоресурсов не учитываются).

Россия располагает большими запасами древесины. Поэтому логично выглядит использование отходов от деревообрабатывающего производства в виде топлива для нужд, например, того же завода или города, расположенного вблизи предприятия. При реализации проекта такого рода в "зачет" пойдут не только единицы сокращения выбросов за счет замены "грязного" топлива, но и возможен учет сокращений выбросов метана, образующегося от разложения древесных отходов на свалках.

В рамках проекта Института консалтинга экологических проектов, который был профинансирован Партнерством по возобновляемой энергии и энергоэффективности (REEEP), был оценен потенциал использования древесных отходов в качестве альтернативы угольному топливу на примере 9 районов Нижегородского Поветлужья с общим количеством жителей 207 тыс. человек. Результаты показали, что модернизация котелен и их перевод на использование биомассы позволит сократить выбросы СО2 примерно на 367 тыс. т/год, а также приведет к экономии бюджетных средств на закупку и транспортировку угольного топлива (около 225 млн руб.), снижению выбросов вредных веществ в атмосферу, а как следствие - улучшению экологической ситуации в регионе. Передача ЕСВ, полученных в результате реализации такого ПСО, может покрыть до 40% издержек на модернизацию производства в расчете на пятилетний период[9].

Второе приоритетное направление проектов в области энергетики на территории России - замена устаревшего энергоемкого оборудования с целью повышения энергоэффективности и снижения карбоноемкости производства. Самые крупные проекты в этой сфере, осуществляющиеся на территории России, направлены на предотвращение эмиссий метана в газораспределительных сетях в результате замены устаревших герметизирующих материалов на более современные, что дает большое сокращение выбросов СО2 за сравнимо небольшие денежные вложения.

В 2005 году Российским региональным экологическим центром был проведен пилотный проект по сокращению выбросов метана из муниципальных сетей газоснабжения в системе "Калининградгазификаци" (г. Калининград). Проект осуществлялся в рамках программы "Содействие российской газовой отрасли в участии в механизмах Киотского протокола" при финансировании Global Opportunities Fund через посольство Великобритании в Москве[10].

В ходе проекта были разработаны и применены оригинальные методологические рекомендации по оценке и сокращению потерь метана в газораспределительных сетях низкого и среднего давления. В результате утечки метана снизились на 3 млн м3 в год или на 40 тыс. т CO2-эквивалента при общем объеме утечек 14 млн м3 в год (209 тыс. CO2-эквивалента).

Новые технологии были впоследствии внедрены на предприятиях "Росгазификации" в Курской, Московской областях и Ставропольском крае, а отработанная методика была распространена во все региональные сети холдинга[11].

В российской копилке есть и проекты по энергосбережению в промышленности - например, проект металлургической компании "Уралсталь". Проектно-техническую документацию по этому и другим российским проектам можно найти на сайте НКСО[12]. Там же представлены методологии по сокращению выбросов и/или увеличению абсорбции парниковых газов в различных отраслях, применяемые на сегодняшний день в проектной деятельности в рамках Киотского протокола. Эти методологии могут быть использованы и при реализации проектов совместного осуществления.

Несомненно, российские компании могут извлечь большую выгоду от участия в ПСО, особенно это касается проектов по энергосбережению и проектов, связанных с переходом на экологически более чистые источники энергии. С учетом того, что необходимая нормативно-правовая база по ПСО в России наконец сформирована, и МЭРТ начал принимать заявки по проектам, ожидается рост интереса к этому механизму со стороны российских предприятий.


______________

[1] Авдеева Т. Копенгаген - 2009: провал, успех или момент истины? // Международная жизнь. 2010. N 2. С. 74.

[2] Авдеева Т. Копенгаген - 2009: провал, успех или момент истины? // Международная жизнь. 2010. N 2. С. 74-75.

[3] Изменение климата.ру / Эл. ресурс / http://www.climatechange.ru/ node/31

[4] Руководство по реализации бизнес-проектов в сфере энергоэффективности в России через механизмы Киотского протокола / РРЭЦ [Электронный ресурс] http://www.rusrec.ru/files/rukovodstvo_0.pdf

[5] Распоряжение Правительства РФ от 20.02.06 г. N215-р о создании российского реестра углеродных единиц; Распоряжение Правительства РФ от 15.12.06 N1741-р о назначении администратора российского реестра углеродных единиц.

[6] Протокол заседания Комиссии по рассмотрению заявок об утверждении проектов, осуществляемых в соответствии со статьей 6 Киотского протокола к РКИК ООН 21 февраля 2008 г. / Официальный сайт Министерства экономического развития и торговли РФ / Эл. ресурс / http://www.economy.gov.ru/minec/main/

[7] Наблюдательный комитет за совместным осуществлением (НКСО) / Комитет совместных проектов / Эл. ресурс / http://www.ji-com.com/ru/Kyoto%20 Protocol/JIP/

[8] Там же.

[9] Руководство по реализации бизнес-проектов в сфере энергоэффективности в России через механизмы Киотского протокола/РРЭЦ / Эл. ресурс / http://www.rusrec.ru/files/rukovodstvo_0.pdf

[10] Руководство по реализации бизнес-проектов в сфере энергоэффективности в России через механизмы Киотского протокола/РРЭЦ / Эл. ресурс / http://www.rusrec.ru/files/rukovodstvo_0.pdf

[11] Наблюдательный комитет за совместным осуществлением (НКСО) / Комитет совместных проектов / Эл. ресурс / http://www.ji-com.com/ru/Kyoto%20 Protocol/JIP/

[12] Там же.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован