Эксклюзив
Куприянов Алексей Анатольевич
16 января 2020
1321

Адвокат Алексей Куприянов: допрос по экономическому делу. Как не навредить себе и не ввести следствие в заблуждение?

Уголовные дела «хозяйственного» профиля расследуются длительный срок. Годами! Следователь практически весь период от возбуждения уголовного дела до передачи оконченного дела в суд собирает доказательства в поддержку своей - всегда обвинительной  –  версии, в т.ч. получает свидетельские показания путем допроса лиц, осведомленных об обстоятельствах уголовного дела. Неосведомленное ни о чем лицо не представляет интереса для следствия, и его повторно не вызывают.

Следователь имеет право вызвать на допрос любое лицо. Сам по себе вызов к следователю, повесткой или по телефону не означает, что в дальнейшем вызванный свидетель станет подозреваемым или обвиняемым.

Если свидетель не является к следователю по телефонному вызову, но он действительно важен для следствия, то повестка ему присылается почтой. Если повестку вместо почты привезет сотрудник полиции, то игнорировать явку уже точно не стоит. При неявке по повестке возможен т.н. «привод». В 7 утра за свидетелем неожиданно приедет сотрудник правоохранительного органа, предъявит постановление следователя о «приводе» и не уйдет, пока не препроводит свидетеля к следователю.

Свидетель имеет право явиться на допрос с адвокатом, но отсутствие адвоката не является препятствие к допросу свидетеля. При этом свидетель имеет право ходатайствовать (в т.ч. устно по телефону, который обычно имеется в повестке) о переносе времени допроса для поиска адвоката. Как правило, такое ходатайство удовлетворяется. Если свидетель не может явиться в назначенное в повестке время по уважительной причине (болезнь, командировка, экстренные обстоятельства по работе и проч.) целесообразно согласовать со следователем удобное следователю и свидетелю более позднее время.

Свидетель, давший существенные показания, обычно после них вызывается неоднократно. Чем длиннее показания, тем выше заинтересованность следствия в таком свидетеле. Ведь практически любые показания данные следователю всегда получаются обвинительными, поскольку следователь может не занести в протокол допроса вопросов, ответы на которые не подтверждают обвинительной версии. Или не задать вопросов, ответы на которые вероятно в нее не уложатся.

Следователь имеет право задавать любые вопросы, в том числе и, казалось бы, не имеющие отношения к уголовному делу. Чем выше уровень следственного органа, тем менее вероятно, но все же бывает в практике, когда следователь угрожает привлечь свидетеля к уголовной ответственности, если свидетель не даст показаний, которые продиктованы свидетелю самим следователем. В этом случае следователь нарушает закон. И эти заявления - всегда блеф, потому что, если следователь имеет основания привлечь свидетеля к уголовной ответственности, то он сделает это в любом случае.

При этом показания продиктованные следователем (факты известные уже следователю из других показаний, предполагаемые самим следователем обстоятельства происшествия, которым нет подтверждения, а очень хочется иметь, или в редких случаях - ложные – злостно придуманные) наоборот станут катализатором привлечения самого свидетеля к уголовной ответственности, поскольку свидетель в допросе продемонстрирует свою мнимую большую осведомленность о существе уголовного дела, и сообщит якобы известные ему лично сведения о действиях привлеченных к уголовной ответственности лиц и лиц намеченных следствием в обвиняемые. Таким образом, свидетель сам подтвердит, что он имел существенное касательство к делу, раз он столько знает.

До начала допроса необходимо получить твердое обещание следователя распечатать для свидетеля (чтобы он мог взять с собой!) текстовую часть готового допроса после ее составления в окончательном виде. Вариант: получить обещание  разрешить сфотографировать текст допроса. Если следователь не обещает или есть сомнения в твердости его обещания, то вопросы следователя и ответы на них надо сначала записать себе на лист бумаги (бумагу лучше принести с собой!). Делать такие записи следователь запретить не имеет права. Предварительное записывание поможет свидетелю лучше собраться с мыслями. Надо так же попросить следователя вести нумерацию вопросов, чтобы было проще вносить исправления после окончания допроса - до подписания протокола допроса.

Правила ответов на вопросы:

  1. Свидетель должен сообщить следователю только достоверно известную лично ему информацию! Обычно свидетелю известна информация, вытекающая из его личных функциональных обязанностей (если дело связано с работой свидтеля). Маловероятно, что достоверна информация, почерпнутая в курилке или «по чужому столу».
  2. Свидетель сообщает только те сведения, источник которых ему известен. Иначе говоря, если он помнит хозяйственные документы, из которых что-то узнал, если может указать лицо, от которого получил сообщаемые им на допросе сведения. В противном случае свидетель передает «слухи», выдавая их за реальные факты, что противозаконно. Если свидетель все же решил передать «слухи», или следователь потребовал от него их сообщить (следователь имеет такое право), то свидетель обязан включить это обстоятельство в свой ответ, а следователь обязан включить  в протокол слова: «По слухам….».
  3. Если следователь предъявляет свидетелю какой-то документ, свидетель его изучает, а потом следователь задает вопросы по содержанию предъявленного им же документа (так часто бывает), то этот факт необходимо отразить в ответе. Иначе говоря, после ознакомления с предъявленным документом будет незаконен такой ответ: «Мне известно, что ООО «Поставка» отправила ООО «Торговля» - вагон товара». Правильно ответить: «Из накладной предъявленной мне на допросе следователем мне во время допроса такого-то числа  стало известно, что ООО «Поставка» отправила ООО «Торговля» - вагон товара».  Число надо обязательно указать, если с документом ознакомили на одном допросе, а спросили о его содержании в следующий раз.
  4. Нельзя делать собственные выводы и выдавать их за достоверные сведения. Примеры типичных ошибок свидетелей. Следователь демонстрирует свидетелю документ и спрашивает: «Кто подписал этот документ?» Свидетель видит знакомую подпись и категорически утверждает: «Петров!».  В протокол попадает: «Такой-то документ подписал Петров». Но это недостоверные сведения, это - собственный вывод свидетеля, вовсе не основанный на достоверно известных свидетелю сведениях. Законный ответ: «Подпись на документе похожа на подпись Петрова, но при подписании я не присутствовал (если не присутствовал), поэтому подтвердить подписание этого документа Петровым не могу». Даже, если свидетелю демонстрируется документ с подписью, похожей на его собственную подпись, но свидетель не помнит, как подписывал именно этот документ, то ровно так и надо ответить: «Подпись похожа на мою, но обстоятельств подписания этого документа я не припоминаю, и подтвердить факт подписания мной этого документа не могу».
  5. Свидетель не обязан свидетельствовать против самого себя. Если есть опасность, что ответ на какой-то вопрос может обернуться лично против свидетеля, то на компрометирующий свидетеля вопрос можно законно не отвечать.
  6. Если свидетель не способен достоверно оценить влияние на его личную судьбу ответов на какие-то из заданных ему вопросов, но предполагает, что нежданно может случиться «свидетельство против самого себя», то лучше, не рисковать. Прежде чем ответить, следует посоветоваться с адвокатом наедине.

Если адвоката рядом нет, или следователь отказывается прервать допрос для консультации с адвокатом, то законно ответить: «По данному вопросу в настоящее время ничего показать не могу». Не страшно, если таких ответов окажется много. Таким же образом будет законно ответить, если свидетель не уверен в достоверности своего ответа. Аналогичным образом допустимо ответить, если в стрессовой обстановке допроса, свидетель не сможет сразу сообразить, не додумывает ли он реально известные ему сведения, не увеличивает ли их логический объем, не передает ли собственных выводов, не вредит ли себе самому, не оговаривает ли других?

Пример, увеличения логического объема сведений. Свидетель отвечает: «Начальник всегда подписывает документы сам». Но самом деле, если бы свидетелю задали уточняющий вопрос, то оказалось бы, что начальник подписывает сам, только тогда, когда он сам в офисе, а когда - нет, то - заместитель.

Свидетели часто употребляют слово «всегда», как синоним оборота «как правило». Чтобы не ввести следствие в заблуждение, надо быть очень осторожным с употреблением слов, полностью исключающих другие варианты развития событий: «всегда», «только» и т.п.

Сформулировав в голове ответ на любой вопрос, свидетель должен подумать: «А бывало по-другому? А могло быть по-другому? Откуда я вообще это взял?» И если бывало и могло, то в ответе следует употребить соответствующие уточнения: «иногда», «часто»», «не всегда» и проч.

Так обвинение в одном из уголовных дел было построено на свидетельских показаниях о том, что обвиняемый первым пришел в офис и отключил сигнализацию. Об этом показали сразу трое его сослуживцев. В суде оказалось, что они этого сами не видели, так как пришли позже, но додумали этот вывод из точно известных им сведений о том, что единственный ключ от двери в то утро был у обвиняемого, а кто первый приходил, тот и отключал сигнализацию. Оказалось же, что сигнализация просто не была включена в ночь совершения преступления.

  1. Допросы обычно длятся по несколько часов. Редко когда меньше трех-четырех. Но на допросе нельзя спешить, даже если некому забрать ребенка из детского сада. От ответов любого (!) свидетеля зависят судьбы людей, годы содержания в заключении. И это совсем не преувеличение!
  2. Очень важно по окончании допроса потребовать его прочтения до подписания протокола. Это право свидетеля. Обычно с этой целью следователь распечатывает текстовую часть допроса и дает его допрашиваемому лицу и его адвокату.  На этой стадии до подписания протокола можно вносить абсолютно любые уточнения, вплоть до изменения смысла ответа или отказа от данного ранее ответа. Если следователь отзывается вносить уточнения в свой готовый текст (чаще соглашается), утверждая, что раз свидетель сказал именно то, что записано, то он (следователь) ничего исправлять не станет – это право следователя. Но право свидетеля или его адвоката оговорить до подписания протокола все, что свидетель хотел бы в тексте изменить, даже, если он действительно ранее говорил то, что записал следователь, а позже решил изменить ответ или решил отказаться отвечать. Особенно важно исправить те места, где следователь исказил слова свидетеля. Скорее всего, следователь ошибся случайно, но возможен и умысел. Свидетель, досконально не проверивший записи своих слов в протоколе, позже может быть обвинен в уголовном преступлении - умышленном оговоре невиновного третьего лица. Так что проверка протокола важнее самого допроса.

Все исправления вносятся либо в компьютере самим следователем, либо на обороте печатного листа, в который вносятся изменения, либо на прикладном листе в конце допроса – свидетелем или его адвокатом. Можно записать изменения от руки.

Пример исправления: «Мой ответ на вопрос № 8 (если нет нумерации вопросов, то пишут «на вопрос - лист 3 абзац 2») записанный следователем в тексте допроса о том, что Петров подписал договор, не соответствует действительности. Правильный ответ: Петров не подписывал договор».

Некоторые следователи не записывают в протокол своих вопросов, а записывают только ответы свидетеля - сплошным гладким рассказом. Это неправильно. Следует попросить следователя заносить в протокол свои вопросы.

Как правило, в конце допроса следователь, чтобы скомкать стадию проверки свидетелем записи своих ответов, начинает страшно торопиться. Его вызывают сразу все начальники, ему надо ехать на срочное следственное действие (справедливости ради, следует отменить, что следователи действительно очень занятые люди, работающие часто заполночь и без выходных). Но свидетелю надо твердо ответить, что, если следователю надо выйти или выехать, то он (свидетель) готов прервать допрос и приехать в следующий раз для его продолжения со стадии проверки правильности протокола, но второпях подписывать протокол не станет.

До подписания надо обязательно получить у следователя обещанную распечаткуитогового текста допроса со всеми внесенными изменениями. Если следователь отказывается ее дать, то надо полностью переписать допрос. Обычно, через 10 минут переписывания, текст для выноса с собой все же распечатывается, и тогда можно подписывать досконально «вычитанный» протокол.

 

Обыск может быть проведен у любого лица, в т.ч. и у свидетеля в офисе или жилье. В жилье - только по особому судебному решению.

Недопустимо хранить дома оружие и патроны, даже единичные и разрозненные, если оружие и патроны к нему не зарегистрированы в установленном порядке. Разрешения на оружие не должны быть просрочены, условия хранения оружия соблюдены.Без рецепта или его заверенной аптекой копии на имя проживающих не должны храниться сильнодействующие лекарства (транквилизаторы и лечебные наркотические средства).

При обысках изымаются все компьютеры и все электронные носители информации (флешки, диски). Специалист, участвующий в обыске, может рекомендовать следователю не изымать некоторые компьютеры, если они очевидно принадлежат детям или другим членам семьи и на них стоят новые диски памяти. Длительно используемые диски, даже очищенные от старой информации, изымаются, удаленные файлы восстанавливаются, пароли к ресурсам в интернете считываются.

Изымаются любые документы, включая документы на недвижимость и дорогие автомобили, документы на банковские счета - даже принадлежащие третьим лицам. Изымаются крупные суммы наличных денег, особенно в иностранной валюте, в отдельных случаях - драгоценности. Записные книжки, любые сотовые телефоны, имеющиеся в квартире или офисе, изымаются по выбору следователя.

Постановление о производстве обыска желательно сфотографировать или скопировать, а при отказе в копировании – переписать от руки. При обыске имеет право присутствовать собственник помещения, любой проживающий и их адвокаты. Следователь не имеет права ограничивать вход в помещение проживающих или работающих в нем лиц и их адвокатов, но имеет право запретить выход любого лица из помещения с начала до окончания обыска.

После обыска обычно следует допрос лица, имеющего отношение к уголовному делу, нередко с выездом в следственный отдел.

Отказываться от выезда в следственный отдел нецелесообразно, но недопустимо давать показания после обыска (даже в качестве свидетеля) без приглашенного самим свидетелем адвоката. Адвоката целесообразно вызвать еще в ходе обыска, чтобы к моменту подписания протокола обыска он уже был рядом. Отказываться от подписания протокола обыска, если в него правильно внесены сведения о составе изъятого, также нецелесообразно. В протоколе, написанном от руки, не должно быть свободных мест, куда  можно было бы произвести дописку. Эти места прочеркиваются сплошной линией.

Следователь обязан оставить собственнику помещения, его представителю, одному из проживающих или работающих в помещении лиц копию протокола обыска.

«Выемка» как следственное действие похожа на обыск, но при производстве выемки нельзя осуществлять по всему помещению общий поиск неопределенного круга доказательств. Изымаемые доказательства поименованы в постановлении следователя о выемке. Если перечисленные доказательства (например, документы по такому-то договору) выданы добровольно, то нет законного повода для любых действий по поиску и изъятию чего-либо иного (телефонов, записных книжек и проч.).

Каждый гражданин должен иметь телефон какого-либо адвоката на случай своего вызова к следователю или на случай участия в обыске и выемке. Заключать заранее соглашения с адвокатом не обязательно. Но следует поставить намеченного свидетелем адвоката в известность о возможном обращении.

 

Адвокат Куприянов Алексей Анатольевич

Почетный адвокат России, почетный юрист города Москвы

Член редакционного совета журнала «Уголовный процесс»

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован