28 мая 2009
3173

Ханты и манси просят защиты

Аборигены Югры обеспокоены проблемой сохранения своих святилищ

Проблемы и перспективы сохранения святых мест коренных малочисленных народов Югры решили вчера, 27 мая, обсудить члены Общественной палаты округа. Именно к ним с тревогой обратились представители национальных общин и главы поселений. В чем должна выражаться охрана сакральных мест и какую роль в разрушении традиционно добрых взаимоотношений между представителями разных национальностей играют иностранные миссионеры - в материале "УралПолит.Ru".

Как сохранить духовную культуру и духовную преемственность народов, запечатленную в видимых и невидимых объектах местности - этому и многим другим вопросам, возникшим в ходе обсуждения, было посвящено заседание членов Общественной палаты Югры в среду. Аборигены Югры озабочены отсутствием ответственности за варварские поступки людей на их традиционных территориях. По этому поводу они неоднократно обращались в различные инстанции, но пришли к выводу, что именно Общественная палата - та сила, которая способна помочь им воздействовать на черствые души.

"Развитие инфраструктуры на территории округа неизбежно приводит к расширению социальных связей населяющих его коренных малочисленных народов. При этом замещение традиционных ценностей материальным подспорьем приводит к утрате компонентов национальной культуры", - считает заведующий лабораторией культурного и природного наследия института языка и культуры Югорского государственного университета Сергей Терехин.

Он давно ведет исследования по этой теме и станет одним из участников реализации научного проекта, связанного с сохранением святых мест малочисленных народов. "Для решения этого вопроса необходима установка ограничений на землепользование в пределах границ святых мест и внесение информации об этом в государственный земельный кадастр. Тогда все землепользователи будут считаться с традициями аборигенов", - полагает ученый. Но это простое решение поначалу не было принято во внимание обсуждавшими проблему участниками заседания. Эмоциональную окраску в его ход внесли сами представители национальных объединений.

"Это наша последняя земля! Другой Родины у нас нет! И от того, сохранится ли священное озеро Нумто, зависит будущее наших потомков, самобытный традиционный образ жизни и олени!" - обращаются к председателю комиссии по социальным вопросам в общественной палате Югры Любови Чистовой жители деревни Нумто и стойбищ.

"Я не срубил ни одной ветки на священном Тромагане, моя нога ни разу не ступала на центр острова Нумто! А кто-то считает, что он может ходить по нашим священным местам и свободно разрушать их, не считаясь с традициями!" - возмущался руководитель Нижневартовского крыла Обско-угорского института прикладных исследований и разработок, ненецкий поэт и писатель Юрий Айваседо.

Они понимают, что промышленное освоение территорий Севера невозможно остановить (и давно уже смирились с этим), но аборигены хотят найти компромисс с нефтегазодобывающими предприятиями, которые при разработке и эксплуатации месторождений должны нанести минимальный ущерб их традиционному хозяйству, образу жизни и культуре. Особенно аборигенов беспокоит намерение компаний - недропользователей, проявившееся в последнее время в связи с падением прироста разведанных запасов нефти, заняться освоением территории озера Нумто, верховьев реки Казым, где аборигенные общины живут и обеспечивают себе пропитание. Само же озеро издревле считается этими народами сакральным местом. К нему относятся с трепетным благоговением и особенно берегут его. Теперь же, когда посягательство на него выражается в конкретных заявлениях руководителей компаний, тревога, по словам Юрия Айваседо, выражается уже и в мистических проявлениях. "Начинают болеть родные и близкие и даже те, кто просто называет священные места, собирает сведения о них", - рассказал ненецкий поэт.

Есть и другой аспект тревоги аборигенов и общественников. В последнее время территории Югры стали подвергаться массированному нашествию различных сектантов. При помощи настойчивых убеждений, а порой даже гипноза они вовлекают ханты и манси в свои религиозные объединения. Среди них все больше становится иностранных протестантских групп. Нередки случаи, когда такие гости женятся на представителях коренных народов, получают гражданство и начинают заниматься вопросами обретения прав на родовые угодья.

Таких примеров уже немало, их привела советник губернатора округа по делам национальностей Галина Выдрина. "Без титульных этносов ханты и манси нельзя представить Югру. Они имеют четкие традиции и конфессиональную принадлежность. Взаимная терпимость к русским людям, проявляемая все годы освоения Севера, способствовала взаимопроникновению культур и формированию взаимного уважения и мирного сосуществования. Все исследования показали, что негативного опыта такое взаимопроникновение не несло, - сообщила Галина Выдрина членам Общественной палаты. - Но в последнее время ситуация незаметно меняется. Приезжие иностранные миссионеры ведут весьма активную работу в поселениях. Причем они добираются до самых дальних уголков. И именно там им легче всего вести агитационную работу, потому что мирные и наивные аборигены верят всему, что говорится, аргументированного противодействия их влиянию почти нет".

Работа заезжих миссионеров носит, по мнению советника губернатора, агрессивную активность, и оценивается ею как потенциально деструктивная. Есть примеры в Белоярском, Березовском, Сургутском районах, когда разрушаются семьи, а на сектантских оргиях провозглашаются уже и политические идеи. В частности, почему это Россия считает себя единоличной хозяйкой природных богатств Сибири: недра земли должны принадлежать жителям всего мира.

"Сложность в том, что иностранные миссионеры стараются держаться в рамках закона "О свободе совести", - отмечает Галина Выдрина, - поэтому пресечь их деятельность очень сложно. Особого преимущества в деятельности другим конфессиям формально власти обеспечить не могут".

Но сами общественники и руководители национальных общин крайне обеспокоены растущим проникновением чуждой им ментальности и именно к власти обращаются за помощью в этом вопросе.

В поселке Рускинские только в 2007 году было зарегистрировано религиозное объединение протестантов, и здесь уже явно ощущается влияние его руководителей во всех вопросах жизнедеятельности. Самыми различными формами те проникают в среду аборигенов, получают право на владение родовыми угодьями, посылают своих жен и детей учиться в евангелистские образовательные учреждения.

Галина Выдрина привела показательные цифры: к 1января 2009 года на территории округа числится 54 православных общины, 24 мусульманских и уже 47 протестантских. Помимо этого, по ее словам, действует еще и много незарегистрированных малых групп. По ее сведениям, на воскресные богослужения пятидесятников в Нижневартовске собирается до тысячи человек.

А присутствующие на заседании аборигены привели немало примеров, когда обработанные сектантами их сородичи разрушают традиции, позволяют себе топтаться на святых и обрядовых местах. "Преступившие вековые запреты несут разрушительную энергию дальше. Заставляют женщин отказываться от традиционных обычаев, вести другой образ жизни", - сообщила Наталья Вылла, член инициативной группы по сохранению святых мест.

Эти два аспекта поднятой темы и стали предметом весьма подробного обсуждения. Начальник инспекционного отдела службы государственной охраны объектов культурного наследия Югры Андрей Кондрашов считает, что в России сохраняется свобода вероисповедания, и описанное проникновение - процесс объективный. Оно, вероятнее всего, будет продолжаться и дальше. Но задача властей - сохранить материальную культуру. "Надо воспользоваться существующими законами - федеральными, окружными. Святилища попадают под действие одного из них, надо только предпринять усилия и заставить его реально действовать".

Тем, что в округе есть целых десять законов об аборигенах, но они не работают, озабочен и председатель Ассамблеи коренных малочисленных народов Севера, депутат окружной думы Еремей Айпин. "Во всей мировой практике такого нет - только наше югорское правительство приняло специальный закон о святилищах. Он уникален. Почему же в США отдельные нормативные акты реально регулируют права аборигенов, и те ими активно пользуются, а мы - нет?! Ханты и манси не могут себя противопоставить нашествию миссионеров, боятся порчи или физического воздействия. А мы никого не можем привлечь к уголовной ответственности за разрушение святилищ или препятствие религиозным обрядам аборигенов. Это стало бы хорошим прецедентом и остановило бы пыл иных агитаторов", - подчеркнул Еремей Айпин.

"Что же такое охрана святых мест? - в итоге задались вопросом обсуждавшие. - Это человек с ружьем, забор вокруг какой-то территории?" "Это, прежде всего, описание и внесение конкретных мест в списки и земельные кадастры, - напомнил о себе Сергей Терехин. - Поверьте, от этого нам никуда не уйти. Работа эта только начата и ведется слишком слабо. Как бы ни была она рутинна, ею надо заниматься, потому что именно она даст возможность работать законам. Другого механизма отнесения объектов к особо охраняемым территориям нет".

Член Общественной палаты РФ Виктор Заболотский напомнил, что еще 20 лет назад велись разговоры о том, что озеро Нумто, как бы ни рассуждали о возможных приличных запасах нефти под ним, не может быть использовано недропользователями. "Потому что в этом случае погибнет уникальный природный объект. Тогда решили никого не пускать на его территорию. Время прошло, и снова надо принять волевое решение". Заболотский сообщил присутствующим, что недавно вышло постановление правительства округа о развитии системы социального партнерства в Югре. Этот документ, по мнению общественника, отвечает на все вопросы. На его сновании будет создан координационный совет, в который и нужно обратиться со всеми озвученными проблемами.


28.05.2009

www.fedpress.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован