11 января 2008
2725

Как скажется на российской экономике обвал на мировых биржах

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Добрый день еще раз, Алексей Дыховичный у микрофона, у нас в гостях Евсей Гурвич, руководитель экономической экспертной группы, здравствуйте, Евсей Томович.

Е. ГУРВИЧ: Добрый день.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Мы так сформулировали, в конечном итоге, нашу тему - российская экономика, прогноз на 2008 год. У нас много времени, поэтому мы возьмем широко, мы не будем привязываться только к ценам на нефть, об этом вы можете, кстати, в "Российской газете" прочитать ваше мнение. Сегодня вышла статья.

Е. ГУРВИЧ: Очень интересно будет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я прочитал уже. Вы ее написали, да, это ваша статья. Мы поговорим вообще о российской экономике, очень много, на 2008 год очень много всевозможных прогнозов, в том плане, их всегда много, когда год начинается, то прогнозов всегда много. Но они очень разные. Причем речь тут идет не столько о российской экономике, сколько вообще о мировой экономике, т.е. "Голдман Сакс" пишет одно и т.д., т.е. прогнозы очень разные. Евсей Томович, давайте начнем вот с чего, как, на ваш взгляд, что наиболее важно для российской экономики будет в 2008 году? Даже не буду перечислять, что вообще может в голову прийти, что самое важное для нас?

Е. ГУРВИЧ: Давайте посмотрим на прошлый год, чем он был интересен, необычен. Главное новое, что привнес прошлый год, это очень большой приток иностранного капитала. Причем неожиданный приток иностранного капитала и в виде прямых иностранных инвестиций, которые почти удвоились, которые за два года, с 2005 г. по 2007-й, практически в три раза выросли. Мы вышли где-то на 7-е место в мире по объему прямых иностранных инвестиций, на 3-е место среди развивающихся рынков после, на первом месте Китай, но он теперь уже не так далеко стоит. И это было, во многом, это результат либерализации счета капиталов, который произошел в середине 2006 года, когда рубль стал полностью конвертируемым по капитальным операциям. И отчасти результат той работы по обеспечению нашей макроэкономической стабильности, которая шла уже много лет. Теперь инвесторы не боятся приходить к нам, они к нам пришли, это определило быстрый рост нашей экономики, что самое главное, быстрый рост инвестиций, инвестиции выросли, инвестиции в основной капитал, на 20%. До этого они росли где-то на 12 примерно процентов, это тоже было неожиданно. Считалось, что они, может быть, даже немножко снизятся. 20% - это уже серьезный рост инвестиций, это дает надежды на развитие, поскольку без инвестиций не может быть модернизации, не может быть развития. Сейчас продолжится этот приток иностранных инвестиций или нет, отчасти это зависит от мировых рынков. Т.е. внешняя среда, для нас теперь из фактора внешней среды для нас теперь главное - не цены на нефть, а условия на финансовых рынках вообще, на каких условиях будут нам давать деньги, в частности.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это определяющий фактор? Это самый важный фактор для нас? Вы его поставили на первое место, приток иностранных инвестиций, который, наверное, зависит от того, как себя чувствуют иностранные инвесторы.

Е. ГУРВИЧ: Это определяющий фактор внешней среды.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но для России он...

Е. ГУРВИЧ: Для России.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Он наряду с внутренними факторами?

Е. ГУРВИЧ: Конечно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Он все равно остается наиважнейшим?

Е. ГУРВИЧ: В краткосрочном плане, да, т.е. это, скажем так, это главный фактор неопределенности на нынешний год, потому что он не только от нас зависит. Поэтому здесь есть элемент непредсказуемости, в зависимости от него, могут быть разные темпы роста, разный рост инвестиций.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тогда, конечно же, вы знаете, давайте, в списке, наверное, есть еще какие-то пункты, а потом мы тогда уже будем их расшифровывать.

Е. ГУРВИЧ: Да, что касается цен на нефть, конечно, они очень неопределенные, а теперь вся эта неопределенность уходит в фонд национального благосостояния.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Резервный фонд?

Е. ГУРВИЧ: Резервный фонд. Резервный фонд, так или иначе, 10% ВВП, а фонд национального благосостояния может быть больше, накопиться, или меньше, или уменьшиться, в зависимости от цен на нефть.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Основные излишки, их так назовем, пойдут в фонд национального благосостояния?

Е. ГУРВИЧ: Т.е. в нем будет накапливаться больше, меньше или вообще он может убывать, но на всей остальной экономике это никак, практически никак не скажется.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я правильно понимаю, это, на самом деле, бывший стабилизационный фонд, да?

Е. ГУРВИЧ: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Их два теперь.

Е. ГУРВИЧ: Теперь две части.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Резервный и?

Е. ГУРВИЧ: Национального благосостояния.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Правильно ли я понимаю, что резервный тратиться ни в коем случае не будет ни на что сегодня, сейчас, а национального благосостояния может тратиться?

Е. ГУРВИЧ: Резервный может тратиться, если цены на нефть неожиданно упадут. Он предназначен для страховки от падения цен на нефть. В будущем, поскольку у нас добыча нефти и газа и экспорт растут очень медленно, то нам придется тратить резервный фонд даже при нормальных ценах на нефть, но это еще будет не скоро. А фонд национального благосостояния, здесь только что мы потратили деньги еще стабилизационного фонда на институт развития, 300 млрд. руб. переведено туда, но в будущем все-таки мне кажется, что основным направлением использования этого фонда должна быть поддержка пенсионной системы, поскольку у нас предвидятся, надвигаются очень серьезные проблемы пенсионные.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Демографические, да? Или что?

Е. ГУРВИЧ: Они связаны с демографическими, да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Так, два - цены на углеводороды, я чуть расширил, я не только нефть, я вообще углеводороды взял, согласны?

Е. ГУРВИЧ: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это основные факторы, которые будут определять экономику России в 2008 году. Мы, собственно говоря, пока их перечисляем, приток иностранных инвестиций, цены на углеводороды.

Е. ГУРВИЧ: Да, здесь если говорить о том, что возможно в этом году, то, как ни странно, неопределенность для российской экономики гораздо меньше, чем для мировой. Вы справедливо сказали, что сейчас обсуждается очень много рисков для мировой экономики, разные степени вероятности, с разными последствиями, для российской экономики опасны только самые тяжелые сценарии мировой экономики, т.е. такая глобальная рецессия серьезная.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Как, подождите, если у нас, это не понял, Евсей Томович, простите, не понял, объясняйте, потому что если у нас определяющими факторами является приток иностранного капитала, иностранных прямых инвестиций, в случае кризиса на мировых финансовых рынках, дальнейшего развития, усугубления и усиления кризиса на мировых финансовых рынках, как мы знаем, возникает дефицит ликвидности. Денег нет у инвесторов, соответственно, какой будет приток, если у них на себя, на свои насущные не хватает, еще и в иностранную экономику, это первое соображение. Что касается цен на углеводороды, если наступает рецессия, все говорят о рецессии в США, то рецессия - это снижение деловой активности. Меньше покупают, автомобилей меньше покупают, меньше, соответственно, тратят на бензин, соответственно, снижается спрос на углеводороды, соответственно, цены на углеводороды снижаются. И мы страдаем, что первый пункт нас бьет, что второй пункт нас бьет.

Е. ГУРВИЧ: Не совсем так. Я хочу сказать, что здесь есть очень много градаций кризисных явлений на иностранных финансовых рынках, экономики США, есть снижение темпа роста на полпроцента, для экономики США это очень чувствительно. Это у нас пересчитал Госкомстат, оказалось, что у нас в 2006 году рост был не 6.7, а 7.4, на 0.7%, узнали, что мы были богаче в 2006 году на 0.7%.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А 0.7, извините.

Е. ГУРВИЧ: Снижение роста на полпроцента очень чувствительно. Это может отразиться и на ценах на нефть.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Там просто нет таких цифр. 6.7, 7.4, там значительно меньше циферки. Там сколько, когда 2, что-то такое, по-моему, правильно я?

Е. ГУРВИЧ: 2.5.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 2.5, да.

Е. ГУРВИЧ: Это отразится на ценах на нефть, но для нас будет цена на нефть средняя - 100 долларов за баррель или 70 - сейчас не очень принципиально.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ничего себе, такая огромная разница, 70 или 100, российские власти дают прогноз ближе к 70?

Е. ГУРВИЧ: 74.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 74?

Е. ГУРВИЧ: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Если оглядываться назад, то все время занижают.

Е. ГУРВИЧ: Не только российские власти, никто не умеет прогнозировать цены на нефть. Я специально сравнивал прогнозы правительства и прогнозы независимых экспертов, в том числе, по ценам на нефть, и правительство даже лучше прогнозировало цены на нефть, чем независимые эксперты. Да, я и говорю, что сейчас у нас это будет, в основном, разница для того, сколько денег у нас накопится в фонде национального благосостояния. В будущем это скажется, т.е. мы сможем больше или меньше поддерживать пенсионеров, в зависимости от того, больше или меньше накопим денег в этом фонде. Но на сегодняшней ситуации это очень слабо скажется. Скажется только, если произойдет глобальный кризис, не просто на полпроцента снизится развитие экономики США, а если произойдет глобальная рецессия так, что упадет и замедлится рост в Китае, вместо обычных 10% будет, не знаю, 3%, в Европе будет вместо небольшого роста спад, в Японии, такой глобальный кризис, конечно, не можем мы не почувствовать, потому что тогда упадут цены не только на нефть, причем сильно, но и на все товары нашего экспорта. У нас по-прежнему сырьевые, в основном, товары, они чувствительны, в 98 году мы испытали, что происходит, когда цены на все наши сырьевые товары падают сильно. Но это все-таки достаточно маловероятный сценарий. Если же этого не произойдет, то тогда мы очень защищены от...

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Чем?

Е. ГУРВИЧ: Защищены тем, той политикой, которая проводилась все последние годы, которая, мягко говоря, была не популярна у нашего населения, не говоря о политическом классе, не говоря о бизнесе, тем, что мы накопили резервы, бюджетные резервы, резервы ЦБ, это стало одной из причин, по которым к нам пошел капитал, поскольку у нас сейчас безопасная страна, имеет очень сильную подушку безопасности. Поэтому к нам безопасно приходить.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. стабилизационным фондом...

Е. ГУРВИЧ: И резервами ЦБ, да, в частности, и не только этим, а тем, что у нас сохраняется профицит бюджета, мы не разогнали слишком высоко наши обязательства бюджетные, все это элементы ответственной макроэкономической политики. Они сейчас дают плоды. Что касается кризиса ликвидности, нет сейчас такого, что не хватает ликвидности. Сейчас есть, в большей степени, кризис доверия, т.е. многие банки имеют, которые многие американские банки крупные, которые давали раньше ненадежные кредиты, теперь они под вопросом, их платежеспособность. Поэтому все опасаются давать кредиты, поскольку трудно оценить кредитоспособность банков и компаний.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Как это распространяется на Россию и российские компании, российские банки? Это же не мы давали эти, я прошу прощения, кривые ипотечные кредиты.

Е. ГУРВИЧ: Поэтому я и хочу сказать, что для нас условия могут немножко ухудшиться, станет дороже занимать для наших компаний на внешних рынках. Но нет такой ситуации, что вообще не хватает денег в мире. Сейчас просто очень возросли риски, поэтому дают тем заемщикам, чья кредитоспособность непонятна, с большой опаской. Но мы как раз не вовлечены были в это рискованное кредитование, поэтому для нас только очень незначительно ухудшатся условия.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Евсей Томович, таким образом, это распространенный штамп такой есть, в Америке чихнули, во всем мире пневмония, вы знаете, так часто говорят, мы его перечеркиваем, все, больше такого нет?

Е. ГУРВИЧ: Не совсем так. Конечно, Америка все равно - самая крупная экономика в мире, сколько она, 20% примерно от мировой экономики составляет, сейчас, может, чуть поменьше, когда доллар ослабился. Поэтому все равно то, что происходит в Америке, важно, но теперь мы можем обращать внимание только на что-то экстраординарное, что происходит в Америке, мелкие проблемы в Америке теперь не будут сильно нам мешать. Конечно, частично скажутся и на нас, но не будут глобальным препятствием, у нас не будет кризиса. Меня почти каждый день спрашивают, когда будет дефолт, я просто не понимаю, почему все ожидают дефолта, у нас для этого нет никаких оснований.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А уже сроки подходят, восьмой год.

Е. ГУРВИЧ: Нет, пока цены на нефть остаются высокими, с нами вообще ничего не может случиться. Если они упадут, то может что-то ухудшиться очень не сразу.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Так, а давайте, кризис, знаете, дефолт - это конкретно, а кризис - это неконкретно, потому что разные бывают кризисы-то. С дефолтом понятно, вероятность дефолта вы просто отрицаете, дефолта в России.

Е. ГУРВИЧ: Что называть дефолтом, формально говоря, дефолт - это долговой кризис.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Мы очень хорошо помним, неформально, что это такое.

Е. ГУРВИЧ: Да, неформально - это не дефолт, просто называют дефолтом, это финансовый кризис, да. Финансового кризиса у нас в ближайшее время не может быть.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Обвал фондовых рынков - это тоже кризис своего рода. Такой настоящий обвал, не так что-то упало на 3, 5, 6% за несколько дней, все это называется обвалом, но на следующий неделе обратно отросло. Нет, я имею в виду такой хороший, настоящий обвал фондовых рынков, не знаю, сейчас индекс РТС в районе 2 300, сегодня вниз пошел, наверное, чуть поменьше, ММВБ - 1 900. В два раза или что-то около того падение.

Е. ГУРВИЧ: В два раза - это трудно себе представить. Конечно, возможен обвал финансовых рынков.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Возможен?

Е. ГУРВИЧ: В США, да, конечно, не наполовину, в любом случае, но может быть очень чувствительным. В этом случае, конечно, упадет и наш рынок, потому что он очень сильно коррелирован с американским, но дальше опять, если это скажется, сильно скажется на развитии мировой экономики, т.е. если мировая экономика перестанет расти или затормозится в два раза, то тогда мы это почувствуем. Если опять на полпроцента рост мировой экономики снизится, то у нас дело ограничится падением фондового рынка. У нас остальная экономика не так зависит от фондового рынка как в США.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. у нас фондовый рынок, он немножко отдельно от экономики получается? Потому что экономика не зависит, не столько зависит, а фондовый рынок больше зависит?

Е. ГУРВИЧ: Конечно, у нас сейчас привлечение капитала идет, в основном, через займы, а не через размещение акций на рынке.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: IPO у нас там как раз сейчас, бум IPO у нас, компании, в этом году очень много планируется.

Е. ГУРВИЧ: Да, но занимают все равно еще больше. Поэтому это, конечно, проблема, но не такая, чтобы, не трагичная, не критическая для нас.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Так, я, конечно же, напомню, что у нас есть смс, + 7 985 970 4545, вы можете присылать свои сообщения. Судя по тем сообщениям, которые безо всяких напоминаний пришли, людей больше интересует валюта, резкое изменение курса - это тоже кризис. Причем, может быть, как в одну сторону, так и в другую, согласны?

Е. ГУРВИЧ: Да, но ЦБ у нас не любит никаких резких колебаний, ЦБ полностью контролирует валютный рынок, он время от времени делает подвижки в курсе валюты, но тоже не драматические. Те золотовалютные резервы, которыми располагает ЦБ, позволяют ему не допускать ни в ту, ни в другую сторону каких-то драматических изменений.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но есть еще один показатель, это колебание национального курса валюты по отношению к тому, что в магазинах продается, к корзине, я об инфляции говорю. Не понимаю, как можно говорить о профиците бюджета и росте ВВП с такой инфляцией, растут лишь номинальные показатели, об этом даже не спрашивает, а пишет, утверждает Кирилл из Москвы.

Е. ГУРВИЧ: Нет, это не так. У нас, конечно, инфляция, действительно, едва ли ни главная сейчас проблема. В прошлом году не только мы были отброшены на три года назад, инфляция до того год за годом понемножку, но снижалась инфляция, сейчас сразу она оказалась, как была в 2004 году. Важно, что структура инфляции была очень плохой, потому что больше всего росла стоимость продуктов, как раз это ударило по самым бедным слоям населения, поскольку у них в структуре расходов как раз больше всего продуктов. Стоимость минимального набора продуктов выросла почти в два раза больше, чем вся инфляция, на 22%.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Поэтому люди не верят в эти официальные цифры.

Е. ГУРВИЧ: Понятно, но просто у каждого своя корзина, по всем по-разному бьет инфляция. В прошлом году как раз по самым бедным она ударила гораздо сильнее. Но все-таки нужно сказать, что производство и физические объемы растут, зарплата растет больше, чем инфляция. Простой пример, у нас импорт вырос в прошлом году на 37%, это данные такие уже, перепроверяемые по нашим торговым партнерам, их нельзя нарисовать, значит, откуда-то взялись реальные доходы, чтобы купить на 37% больше импорта...

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тут, Евсей Томович, нам надо прерваться на новости. Я напомню, что Евсей Гурвич, руководитель экономической экспертной группы, у нас в гостях, мы говорим о российской экономике, прогноз на 2008 год. Сейчас новости на "Эхе", затем продолжим.

НОВОСТИ

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну что же, мы продолжаем, я напоминаю, что у нас в гостях Евсей Гурвич, руководитель экономической экспертной группы. Об инфляции, давайте поговорим об инфляции, тем более что, как я уже говорил, наши слушатели, в большей степени, спрашивают именно о ней, о ней, заразе. Прогноз, который дало, по-моему, министерство экономического развития, 8.5%.

Е. ГУРВИЧ: Да, это официальный.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Прогноз на 2008-й.

Е. ГУРВИЧ: Прогноз, целевой показатель, скорее, потому что инфляция принимается какая-то, целевой показатель, и политика подстраивается под то, чтобы выйти на этот целевой показатель. Но в прошлом году мы сильно вышли, мягко говоря, за этот целевой показатель, вместо 8 получили 11.9, почти в полтора раза превысили. Мы только в 2006 году из последнего времени уложились в 9%, был целевой показатель, мы в него уложились. В будущем году цель - 8.5, и большинство экспертов, в том числе и я, считают, что эта цель трудновыполнимая, хотя я верю, что инфляция будет намного ниже, чем в 2007 году. Наверное, ниже 10%, это такой психологический рубеж, называется однозначная инфляция, т.е. одним знаком описывается, меньше 10, но, скорей всего, больше 8.5, может быть, 9.5, что-нибудь. По нескольким причинам, во-первых, наша инфляция обладает большой инерцией, т.е. когда она разгонится, обратно ее, остановить очень трудно, затормозить. Это происходит очень медленно, маленькими шажками. Во-вторых, у нас начался в этом году период поэтапного повышения внутренних цен на газ. У нас в начале года повышаются тарифы, регулируемые тарифы на газ, в среднем, на 25%, т.е. намного больше инфляция. Еще и три следующих года тоже будет повышение внутренних цен на газ, примерно на 28% каждый год. Это будет серьезным фактором, поскольку через тарифы на электроэнергию это будет входить в издержки всех производителей, будет давить на цены производителей, соответственно, на потребительские цены, не говоря о том, что напрямую подорожает газ, электроэнергия для населения. И, кроме того, часть решений, которые уже приняты, о повышении пенсий, о дополнительном повышении зарплат бюджетникам, они тоже внесут свой вклад в инфляцию, т.е. это мы запустили элемент такой инфляционной спирали, когда цены разгоняют зарплату, а зарплата разгоняет цены.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: За счет продуктов питания насколько инфляция будет расти в 2008 году? Вы сказали, что в 2007 году за счет роста цен на продукты питания, это, в общем, все подтверждают, инфляция была, она именно за счет продуктов питания, это больно ударило.

Е. ГУРВИЧ: Да, конечно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: По малоимущим.

Е. ГУРВИЧ: Больше всего росли цены на продукты питания, а минимальный набор, где основные продукты питания, куда входят, он вообще почти вдвое больше был, чем инфляция, рост удорожания этого минимального набора.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. 25%?

Е. ГУРВИЧ: 22.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 22, тут мне пишут ту же цифру, я, честно говоря, прозевал, может быть, 25%, Евгений Ясин называл для бедных в 2007 году.

Е. ГУРВИЧ: Это другое.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Пишет мне Кирилл, напоминает. Это, наверное...

Е. ГУРВИЧ: Я думаю, что немножко все-таки поменьше, но официальная цифра Росстата, что стоимость минимального набора продуктов питания - 22.3%, очень много. Я думаю, что в этом году, скорей всего, тоже будет лидировать эта позиция, хотя все-таки разрыв не такой будет большой.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А административные меры сдерживания, они же пока еще действуют, эта договоренность?

Е. ГУРВИЧ: Они пока еще действуют, инициативные меры - это не решение проблемы, это так, на время, знаете, как обезболивание временное. Потом проходит действие, нужно самому справляться с проблемами все равно. Это нигде никогда не решает проблемы, нам нужно, что можно делать, нужно развивать конкуренцию, в нашем посредническом секторе, который сильно монополизирован, из-за этого я не думаю, что первая причина была - сговор поставщиков, как иногда говорят, но я думаю, что она могла усилить те реальные проблемы, которые были, реальная проблема была - подорожание продуктов питания вообще на мировых рынках. От этого отчасти выиграли наши экспортеры зерна. Они получили больше денег, они смогут больше инвестировать.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Экспортеры или производители? Это же, наверное, не одно и то же?

Е. ГУРВИЧ: Я думаю, что производители тоже выиграли, может быть, меньше, чем выросла стоимость экспорта, но они тоже выиграли. Они смогут увеличить инвестиции, кстати, в 2007 году инвестиции в сельское хозяйство выросли очень сильно. Но, кроме того, у нас есть и проблема такой противоречивой макроэкономической политики, т.е. мы хотим одновременно и пользоваться плодами повышающихся цен на нефть, притекающего капитала, не допускать, чтобы у нас рубль слишком укреплялся, поскольку это считается, создаст проблемы для экспортеров. И хотим, чтобы инфляции не было. Т.е., в принципе, это невозможно одновременно, знаете, невозможно одновременно и много есть, и худеть. Нужно выбрать что-то одно. Нам нужно определиться с приоритетами.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Как правильно, на ваш взгляд?

Е. ГУРВИЧ: Я думаю, что, наверное, можно пожертвовать обменным курсом, т.е. допустить, чтобы доллар падал быстрее.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: До каких цифр?

Е. ГУРВИЧ: Как получится, это зависит от того, какие будут цены на нефть, сколько капитала к нам придет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но мы тогда ничего, кроме нефти и газа, еще каких-то, какого-то сырья, ничего никогда в жизни экспортировать не будем, потому что...

Е. ГУРВИЧ: А что мы сейчас еще экспортируем?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И не будем, вот в чем дело.

Е. ГУРВИЧ: Это не совсем так.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Все-таки мы самолетостроением планируем серьезно заниматься.

Е. ГУРВИЧ: Это не совсем так, я думаю, что уже вообще прошел этап, когда мы могли рассчитывать, экспортировать простую стандартную продукцию так, как китайцы. У нас слишком уже большая зарплата для того, чтобы быть конкурентоспособной по такой продукции. В любом случае, мы теперь должны выходить со сложной технологической продукцией, для которой цены не важны. Там важнее что-то предложить уникальное, чего нет у других.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И заплатят столько, сколько попросишь.

Е. ГУРВИЧ: Какое-то время, да, пока ты лидер рынка, да. Нам нужно становиться лидерами, на ценовую конкурентоспособность нам, в любом случае, уже нельзя рассчитывать.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И последний вопрос, очень часто задают, надо его и периодически, наверное, озвучивать, а что будет с акциями ВТБ, спрашивают очень многие, в частности, сейчас Владимир, связано это с тем, что очень много людей участвовали в народном IPO, и цена размещения была 13.6 коп., сейчас в районе 12, чуть побольше. А было и меньше намного. Люди потеряли.

Е. ГУРВИЧ: Конечно, я понимаю, это серьезная проблема. Я не могу сказать, когда точно они вырастут, но я думаю, что если не будет обвала какого-то фондового рынка общего, то акции ВТБ вырастут, я думаю, что недолго будет ждать, пока они восстановятся.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ждите, не продавайте.

Е. ГУРВИЧ: Я думаю, да, достаточно привлекателен сейчас наш банковский рынок для инвесторов.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Спасибо вам. Евсей Гурвич, руководитель экономической экспертной группы, был у нас в гостях, о прогнозах на 2008-й год касательно российской экономики мы говорили, спасибо вам.

Е. ГУРВИЧ: Спасибо.



http://old.echo.msk.ru/guests/4499/

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован