03 марта 2007
2534

`Персона грата`: Евсей Гурвич

Известно, что у победы много отцов, а поражение всегда сирота. Когда смотришь на экономические достижения России в 2006 году, на ум приходят именно эти слова. Год, конечно, был успешным, а в январе 2007 года российская экономика по объему ВВП наконец превзошла уровень 1990-го. Благодаря чему это случилось? Можно ли говорить о новых экономических возможностях России, и как их не растранжирить? Об этом Виталий Ушканов беседует с руководителем Экономической экспертной группы Евсеем Гурвичем.

- В чем причина экономических успехов?

Гурвич: Я бы не говорил о таких уж впечатляющих экономических успехах. Мы продолжаем расти, немного быстрее, чем в прошлом году: в прошлом году ВВП вырос на 6,4 процента, а в этом - на 6,7. Но по сравнению даже с нашими бывшими соседями по СССР это одно из последних мест, не говоря уже о лидерах мирового роста (китайская экономика, например, уже 30 лет растет на 9-10 процентов в год). Успехи есть, но назвать их впечатляющими нельзя.

- Но при этом на большой пресс-конференции Владимир Путин положительно оценивал экономические итоги 2006 года.

Гурвич: И хорошее было, и плохое. Приятным сюрпризом оказался огромный приток иностранного капитала в Россию - больше 40 миллиардов долларов, тогда как в предыдущие годы характеризовались большим оттоком капиталов. Инвесторы нам поверили, но что еще важнее - был приток прямых иностранных инвестиций. Российская экономика становится все более привлекательной для иностранцев, хотя бы в силу своих размеров. В долларовом выражении мы уже подошли к 10 ведущих экономик в мире. Это означает большой внутренний рынок. Еще одна положительная тенденция прошлого года состоит в том, что ускорился инвестиционный спрос. Не только иностранные инвестиции, но и рост физического объема инвестиций был выше, чем до того.

Огорчают две вещи. Наша модель роста по-прежнему ориентирована на растущий поток доходов благодаря росту нефтяных цен. Быстрее всего в прошлом году, как и в позапрошлом, росли строительство и розничная торговля. Это напоминает советскую модель экономики. Во времена Брежнева была очень дорогая нефть (еще дороже, чем сейчас), мы продавали много нефти, а на эти деньги закупали хлеб, мясо, потребительские товары, хватало даже на то, чтобы строить ракеты. Сейчас мы тоже продаем нефть, а на вырученные деньги закупаем все больше импорта. У нас сложилась бесперспективная модель экономики. Цены на нефть не могут расти бесконечно. Нужно что-то создавать взамен. Пока еще никаких признаков этого нет. С точки зрения отношения государства и бизнеса в прошлом году преобладали скорее негативные тенденции. Многие отмечали, что уже несколько лет у нас происходило огосударствление экономики, то есть государство и госкомпании брали под контроль все большее количество предприятий. К этому в 2006 году добавилась новая тенденция, очень негативная: у нас теперь не просто государственная экономика, но экономика, в которой процветает государственный монополизм. Монополизирован экспорт газа, строительство трубопроводных систем, экспорт вооружения.

- Почему это плохо? В чем опасность?

Гурвич: Монополия ведет к деградации. Во-первых, монополист делает то, что хочет. Обычно он хочет назначать завышенные цены. Единственным ограничителем этого в рыночной экономике служат цены конкурентов. На монопольном рынке уйти некуда. Значит, потребители оказываются в худшем положении. Во-вторых, у монополиста нет стимулов для развития. Это все равно, что соревнования с единственным участником. Зачем надрываться, тренироваться, если вы все равно победите?

05.02.07 10:30 Радио России

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован