03 марта 2007
2024

`Персона грата`: Евсей Гурвич

В середине нынешнего года цены на нефть достигли рекордной отметки, что, понятно, породило радостные надежды, и не только в сердцах бюджетников. Длилось это, увы, недолго. Сейчас нефтяные цены скачут подобно мячику на теннисном корте. Хотелось бы разобраться, насколько рискованны для нашей страны эти колебания. Гость Виталия Ушканова - руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич.

- Правда ли, что подобные ценовые скачки не имеют отношения к рынку, что все это игра спекулянтов?

Гурвич: Я не сторонник теории заговора - ни в политике, ни в экономике. Есть объективные причины, определяющие общее направление, будь то цены на нефть или темпы роста экономики. Спекулятивные действия могут спровоцировать отклонения от тренда, но это локальные отклонения. Никто не знает, что именно изменяет цену в каждый конкретный момент. Что касается цен на нефть, за последние 5-6 лет ни один из прогнозов не оправдался. Все попытки предсказать ценовые колебания были безуспешными.

- Однако в прогнозах нет недостатка, и эксперты ОПЕК прогнозируют, что к середине 2007 года за баррель могут давать 40 долларов. Вы разделяете такие ожидания?

Гурвич: Это один из возможных вариантов. Прогнозов много, и все они отличаются. Самая авторитетная из организаций не ОПЕК (это заинтересованная сторона, и потому она не является объективным аналитиком), а американское Агентство энергетической информации, у которого есть долгосрочный прогноз и три сценария изменения цен. По одному из них через 10 лет нефть будет стоить 30 долларов за баррель, по другому - 70. Эти цифры отражают степень определенности.

- Давайте представим, что нефть будет 40 долларов. Насколько катастрофично для России такое падение?

Гурвич: Со времен финансового кризиса 1998 года наше население постоянно ждет нового кризиса. Я хочу всех успокоить: даже если цена нефти снизится до 40, даже до 30 долларов, кризиса у нас не будет. Не будет ровно потому, за что наше правительство ругали: правительство не спешило использовать сверхдоходы от нефти и газа, а откладывало их в Стабилизационный фонд. Единственное, что может произойти, - замедление роста экономики.

- Герман Греф считает, что российская экономика сейчас на переломе. Она исчерпала прежние источники роста, и уже в ближайшие два-три года надо найти новые. Где их искать?

Гурвич: Я считаю, что правительство не должно искать отрасли, в которых должен произойти рост. В экономике должен происходить естественный отбор. Наиболее конкурентоспособные должны сами доказывать свою конкурентоспособность. Задача правительства - понять, почему рост недостаточен и что нужно сделать, чтобы он возобновился. С этой точки зрения главное, чего нам недостает, - инвестиции. В стране устаревшие, безумно неэффективные производственные фонды. На единицу продукции у нас тратится в 3 раза больше энергии, чем в развитых странах. Производство надо обновлять, а для этого необходимы инвестиции. При этом деньги в стране есть: на мировом рынке цены высокие не только на нефть и газ, но и на все, что мы экспортируем - на металлы, химическую продукцию, дерево. Доллар падает, и условия для внешних заимствований очень выгодные. Единственная причина того, что у нас нет бума инвестиций, - высокая неопределенность. Правила игры меняются постоянно, и проявляется это во всем. Последние примеры на макроуровне: государство пытается пересмотреть отношения по разделу продукции с "Сахалином", "Газпром", за которым стоит государство, изменил свои намерения по разработке Штокмановского месторождения, куда сначала приглашали иностранные компании, а затем было объявлено, что они не нужны. Последний пример - закрытие за один день целой отрасли, игорного бизнеса. При этом я вовсе не сторонник того, что он должен процветать. Это само по себе нормальное решение, но оно не должно приниматься за один день одним росчерком пера. Несколько лет эту тему обсуждали в Думе с представителями игорного бизнеса, было несколько вариантов законопроекта, а теперь вот все это перечеркнуто и за один день принято решение, которое всю миллиардную отрасль почти закрывает. Непредсказуемость условий игры посылает всем инвесторам сигнал, что правила игры у нас могут быть изменены решением одного человека в момент. Кроме того, неопределенность надо помножить на количество чиновников в стране, потому что каждый чиновник принимает такие же непредсказуемые произвольные решения, от которых зависит уже не отрасль, а мелкий и средний бизнес. Международные опросы показывают, что у нас очень неблагоприятная ситуация с трактовкой законов. Сами законы не такие плохие, но трактовать их можно как угодно, и чиновники этим пользуются. Это не очень вдохновляет инвесторов. Думаю, нам придется заново завоевывать их доверие.

- То есть административную реформу лучше было бы довести до логического завершения?

Гурвич: Это необходимость. Без этого мы не сможем развиваться.

- Давайте вернемся к нефтяной теме. Падение цен на мировом нефтяном рынке может отразиться на внутреннем российском рынке? Грубо говоря, бензин в России может подешеветь?

Гурвич: Да, я думаю, что он подешевеет. Так было в 1998 году, когда мировые цены упали.

20.10.06 10:30 Радио России

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован