03 марта 2007
2598

`Персона грата`: Евсей Гурвич

Лето - это время, когда можно вздохнуть свободнее, подвести итоги политического сезона и подумать, как жить дальше. Гость - руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич.

- Удалось ли российской власти в первой половине 2006 года избежать ошибок?

Гурвич: Сейчас дела наши идут лучше, чем в начале года, когда одновременно был всплеск инфляции и спад производства. Сейчас мы развиваемся, но, к сожалению, основы нашего развития шаткие. Нельзя сказать, что решены фундаментальные проблемы.

- Наше развитие основано на нефтяных ценах?

Гурвич: Да. И парадокс в том, что, несмотря на очень высокие цены на нефть, сама отрасль развивается не очень хорошо. Ее рост резко замедлился в прошлом году и остается гораздо ниже, чем рост экономики в целом. По прогнозам правительства, такая тенденция сохранится в ближайшие 3-4 года. Нужно рассчитывать на другие источники роста, а они пока, к сожалению, не появляются.

- Те немалые доходы, которая Россия сейчас накапливает, дразняще действуют на элиту. Министр финансов, отстаивающий неприкосновенность Стабилизационного фонда, в меньшинстве. Причем спорят с ним не только популисты, но и люди, у которых есть серьезные аргументы. Что же делать со Стабфондом?

Гурвич: Одна маленькая поправка: министр финансов в меньшинстве, у него только один, но зато важный союзник - президент. В его бюджетном послании зафиксировано, что в будущем году Стабилизационный фонд может тратиться только на погашение внешнего долга. Если мы будем тратить деньги Стабилизационного фонда на социальные нужды, инвестировать их в инфраструктурные проекты или в акции российских предприятий, неизбежным последствием этого станет укрепление рубля. А последствия укрепления рубля неоднозначны. Граждане станут богаче, смогут покупать больше товаров (сейчас импорт растет на 25 процентов в год, а будет расти еще быстрее). Но есть опасения, что это пойдет во вред отечественному производству, что наш высокотехнологичный экспорт станет неконкурентоспособным. Если бы в прошлом году потратили все деньги Стабилизационного, рубль укрепился бы вдвое, доллар упал бы до 15 рублей. Для промышленности это было бы тяжелым ударом. Она стала бы неконкурентоспособной. И министр финансов, и министр экономики, и президент считают, что нельзя допускать чрезмерного укрепления рубля. В таком случае единственный выход для нас - создавать фонд будущих поколений, что президент и поручил правительству сделать.

- А в другом фонде, Инвестиционном, откуда взялись средства?

Гурвич: С 2006 года была повышена цена отсечения Стабфонда с 20 до 27 долларов за баррель, и часть этих денег было решено передать во вновь созданный Инвестиционный фонд. Кроме того, в это фонд направляются все деньги, сэкономленные на обслуживании долга, а это более миллиарда долларов в год.

- Средства, которые будут выделяться из этого фонда, не приведут к всплеску инфляции?

Гурвич: Нет. Все учтено в макроэкономических планах.

- В июне инфляция составила 0,3 процента. По прогнозу Германа Грефа, до конца года инфляция не повысится. Вы согласны?

Гурвич: В последние месяцы темпы инфляции у нас, действительно, невысокие: примерно 0,5 процента в месяц. Появилась вероятность уложиться в 9 процентов по итогам года. Но есть и факторы, которые могут этому помешать: в последнее время у нас чрезмерный рост денежного предложения. Однако в любом случае инфляция будет ниже, чем в прошлом году.

- В России инфляцию по-прежнему лечат, ограничивая денежное предложение, а не расширяя товарное?

Гурвич: Для расширения товарного предложения необходимо больше инвестиций. А инвестиции у нас ограничивает недостаток производственных мощностей. Нужно срочно модернизировать производство, повышать его эффективность. Макроэкономические условия для этого очень благоприятные. У предприятий много денег, другой вопрос, как они распределены.

- Власть склоняется к идее вернуть прогрессивную ставку подоходного налога и таким образом перераспределить доходы богатых в пользу бедных. Будет ли эта идея воплощена? Нужно ли ее воплощать?

Гурвич: Мое отношение к этому неоднозначно. С одной стороны, наша налоговая система очень несправедлива. В других странах одна из задач налоговой системы состоит в небольшом увеличении справедливости: у богатых забирают часть денег и используют их на социальные выплаты бедным. У нас этого практически нет. Ставка подоходного налога одна для всех (к тому же богатые уклоняются и от этого налога). У нас очень маленькие по сравнению с другими странами налоги на предметы роскоши, которые тоже служат перераспределительным целям, очень низкие налоги на собственность. Мы бы только приблизились к международным стандартам, если бы повысили роль нашей налоговой системы в повышении справедливости. Но, с другой стороны, мы декларировали переход на плоскую шкалу, и если мы начнем менять правила, это очень плохо отразится на нашем и без того не очень хорошем инвестиционном климате и доверии бизнеса к власти. Любые следующие действия будут встречены с недоверием, а значит, не будут иметь эффекта. Мне кажется, что не нужно было принимать плоскую шкалу, но сейчас не нужно ее отменять

27.07.06 10:30 Радио России

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован